Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Война Украины с Россией.

420 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

В мире и в Украине происходят значительные изменения, связанные с коррекцией стратегий основных геополитических субъектов и коррекцией стратегии субъектов внутренней политики Украины.

В последние годы было пять взаимосвязанных геополитических стратегий России — «Новороссия», «Большое соглашение России с США», «раскол Европы», «кризис НАТО» и «дружба и сотрудничество с Китаем».

Стратегия «Новороссия» осуществлена ​​частично — оккупировано Россией Крым и часть Восточной Украины. Крым Украина пока потеряла, причем значительным образом дискурсивно: кроме ритуальных фраз чего-то серьезного о Крыме никто в Украине не говорит, не говоря о каких-то эффективных действиях или решениях. Оккупирована часть Донбасса должна стать плацдармом для развертывания Россией гражданской войны в Украине на всех уровнях — информационно-культурном, религиозном, экономическом, политическом и социальном.

Стратегия «раскол Европы» пока довольно успешно реализуется Россией. В Европе уже сформированы правые и ультраправые силы, которые постепенно будут брать на себя власть и переходить от стратегической политики в реальную, которая в итоге и предусматривает отмену санкций в отношении России, изоляцию Украины и заключения «Большого Соглашения Европы с Россией». «Брекзит» показывает раскол между США и ЕС, а Польша демонстрирует нам поправения европейской политики.

Стратегия «Большого Соглашения России с США» натолкнулась на проблемы в самих США — отсутствие единства пророссийского президента США Трампа и американской элиты. Иначе говоря, даже достижения Кремлем всех целей «Большого Соглашения России с США» на уровне Президента США не даст достижения этих целей на уровне всей элиты США. То есть «Большое Соглашение России с США», как этого хотел Путин, принципиально невозможно. В то же время институциональный кризис в США является приемлемой для другой стратегии России — «кризис НАТО».

Стратегия «Кризис НАТО» находится в состоянии неопределенности, поскольку все, что необходимо, Россия делает, но три важных обстоятельства находятся в состоянии формирования: «институциональный кризис в США», «раскол Европы» и «формирование Россией вызовов для НАТО, на которые организация не способна реагировать «. Поэтому НАТО имеет очень неопределенную перспективу, без радикальной реформы организация будет оставаться неэффективной.

В то же время стратегия России в отношении Китая является реакционной, мало осознается как опасная для существования и развития России, а затем порождает также опосредованную угрозу и для Украины.

Хотя Украина является самым слабым звеном в перечне этих стратегий России, такое ее состояние достигнуто не стратегическими действиями власти, а усилиями всей украинской общины. Поэтому стратегия России в отношении Украины была удачной лишь частично. Именно неудача стратегии «Новороссия» привели к намерению России превратить войну на Востоке Украины в войну на всей территории Украины. Именно поэтому стратегия России в отношении Украины сегодня — гражданская война в Украине, раскол Украины и, наконец, уничтожение геополитического образования Украины. Такая стратегия России отнюдь не позволяет говорить о возможности примирения Украины с Россией.

Победа, как и поражение, всегда своя. Победа, как и поражение, может быть достойным и недостойным. Миротворчество всегда чужое, причем оно никогда не связано с достоинством. Приобретенный без победы мир никогда не бывает ни надежным, ни длительным, ни миром для всех.

Главные усилия дискурсивной дезориентации украинцев направлены сейчас через олигархические гибридные телеканалы — именно там пропагандируют миротворчество вместо победы, именно там используют русское разделение украинцев в «партию войны» и «партию мира», именно там звучат пророссийские сюжеты с установками «жизнь важнее достоинство». Фактически мы имеем внутри Украины вражескую телепропаганду, которую поддерживает олигархическая власть.

По словам гибридного телевидения вместо победы мы теперь все больше говорим о миротворчестве. Это прямая потеря субъектности Украины в войне. Более того, пока украинцы рассматривают миротворчество внешних сил как возможность продолжать войну другими средствами. Это понимает Россия, но мы не говорим об этом публично. Поэтому, если так будет и дальше, то подтекст миротворчества как другого способа войны скоро совсем исчезнет.

Миротворчество на Востоке Украины является по сути признанием, что мы согласились рассматривать оккупацию части Востока Украины отдельно от оккупации Крыма. Ведь понятие «ВОТ ДЛО» (прим. — временно оккупированные территории Донецкой и Луганской областей) у нас есть, а понятие «ВОТ Крым» (прим. — временно оккупированная территория Крыма)  у нас нет. Как так случилось? Ответ прост: не мы создавали понятие, их создавали за нас, в контексте единой реальной политики — Кремля, украинской олигархической власти и европейских бюрократов.

Сейчас в Украине стало много миротворцев. Большинство из них это прямые агенты Кремля — ​​чаще всего здесь называют Медведчука, Новинского, Рабиновича, Тимошенко, Гриценко а в последнее время еще и Тарута. Проблема не только в том, чтобы призвать этих лидеров «партии мира» к ответственности. Скорее всего, после выборов они потеряют позорную поддержку со стороны властей. Проблема в том, чтобы разоблачить все их связи, все их организации, весь их бизнес, все их интересы и влияния.

Уже зазвучали от экспертов предложения — давайте прекратим торговую блокаду ОРДЛО и вернем украинские предприятия под контроль украинских владельцев и будем снова получать налоги в госбюджет Украины.

Этот дискурс навязывается на олигархических гибридных телеканалах, но скоро он станет доминирующим, ибо олигархическая власть никогда не отказывалась от «торговли на крови».

В этом вопросе украинская община должна быть последовательной в осуществлении стратегии противодействия. Необходимо провести публичный, лучше международный, аудит всего бизнеса на оккупированных территориях с точки зрения структуры и конкретных бенефициаров, истории смены собственников оккупированного бизнеса в течение всего периода оккупации, законности источников дохода и их направления — куда шли доходы и налоги.

Дискурс о «партии войны» и «партии мира» навязанный в Украине Россией. По этому дискурсу легко узнать российских агентов.

С точки зрения традиционного понимания войны — пацифисты в стране, которая подверглась агрессии, действуют на стороне врага. В идеале во время войны «партией войны» должна быть вся воюющая страна.

Не просто действия войны, а сам дискурс войны стал немодным. В то же время модным стало говорить о победе дипломатическими средствами, миротворчеством, гуманитарными средствами — вроде получения автокефалии Украинской Православной Церкви.

Именно Россия хочет разделить Украину на «партии войны» и «партии мира». И в этом смысле украинцы должны идентифицироваться не как «партия войны», а как украинское общество войны. Это война украинского общества против России, независимо от действий украинской власти и олигархов, их приспешников и российских агентов.

Война Украины с Россией должна быть войной цивилизационной — за свои мотивации и свое видение мира. А еще — за свой язык, свою культуру, свои традиции. Экономика и политика Украины должны выступать с цивилизационных позиций. Поэтому очень важными становятся этика и мотивации бизнеса и политики.

И для того, чтобы вести войну, в самой украинской общественности должно быть мир. Поэтому вопрос Общественного Договора приобретает чрезвычайно важное общественное, гражданское, а не политическое значение. Мир внутри общины Украины, общественная война с Россией — вот какая формула должна быть в Украине, чтобы одержать победу.

За последнее время принципиально изменилось осознание значительной частью украинцев  войны России с Украиной — представления о войне потеряли свою определенность, стали неявными, сомнительными, противоречивыми. Эти гибридные представления были сформированы российскими силами в Украине, олигархической властью, коррупционерами на их иждивении, к которым относятся не только чиновники, но и эксперты и журналисты.

Восприятие положения о мире во время войны это вообще-то согласие на поражение. И никакими аргументами это не изменить. Выбор идентичности стал чрезвычайно антагонистическим: право на достоинство вступило в полное противоречие с правом на жизнь.

Украина должна воевать за право на свою цивилизацию — свои принципы, свои мотивации, свои установки, свои стратегические ресурсы, свою экспансию.

Украина в принципе не сможет ни дружить, ни сотрудничать, ни даже независимо существовать рядом с имперской милитаристического Россией. Не нужно никаких иллюзий. Никакой мир с нынешней Россией для Украины невозможен. Для перспективы Украины — Россия или радикально измениться, или должна быть разрушенной.

Сергей Дацюк, философ.

Источник

Mission News Theme от Compete Themes.