Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Информационно-психологическая обработка детей спецслужбами РФ на оккупированных территориях.

345 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

О том, что происходит на оккупированных территориях Донбасса, часто можно судить лишь по отрывочным данным. То, что становится известным, благодаря социальным сетям или видеотрансляции, в основном посвящено жизни взрослых: очередные ссоры между вожаками, новая военная техника, которую фиксируют на Донбассе, ценообразования в так называемых «молодых республиках» или проблемы с пересечением КПВВ.

Но есть один важный момент, который редко становится темой в СМИ, — то, как в «ДНР / ЛНР» живут дети, а точнее, как работает с их сознанием российская пропагандистская машина. В случае длительного замороженного (или не совсем) конфликта именно на детей возлагают надежды руководство «республик» и их кураторы из Кремля.

Пенсионеры, которые остались, не будут работать, чтобы наполнять и без этого небольшую «государственную казну». Они не смогут взять оружие в руки (в военкоматах это официально называется мобилизационным ресурсом). Нынешние взрослые тоже довольно ограниченный ресурс, если принять во внимание определенные успехи украинской армии и количество желающих переехать в РФ. Поток добровольцев-наемников из России постепенно уменьшается, все меньше находится готовых привезти из Донбасса инвалидность вместо денег для выплаты кредита, и недавние «победы» вагнеровцев в Сирии не добавляют престижа этой работе.

В то же время довольно распространена ситуация, когда родители-сепаратисты, понимая истинную ценность дипломов «ДНР», отправляют своих детей учиться в вузы Крыма, Москвы, Питера или даже ненавистному им Киева, где те, в конце концов, и остаются. «Республики» рискуют превратиться в аналог Приднестровья, в котором с наступлением мира депопуляция только усилилась.

Отсюда, главной задачей Кремля является воспитание у детей приверженности «ДНР / ЛНР», чтобы в будущем заставить их остаться на этих территориях. Младшие уже не помнят детства в Украине, большая часть их жизни прошла под двуглавыми орлами. У кого-то из них погибли родные, знакомые или просто соседи, и это упрощает культивацию ненависти к «укропам». К тому же детская психика не так устойчива к информационно-психологическому воздействию и быстро сдается под нашествием «добрых советов» взрослых.

Это даже несколько контрастирует с захваченным Крымом, где по крайней мере пытаются сохранять хоть какую-то видимость объективности в обучении молодежи, что обусловлено нормами законодательства и российскими образовательными программами. Хотя и там можно увидеть всевозможные «фестивали военно-прикладных единоборств» с казачками, триколорами и детьми в камуфляже, а в учебниках подают исключительно российский взгляд на события в стране.

В свою очередь, власти самопровозглашенных «республик» наслаждаются свободным полетом и приступили к работе практически сразу после начала боевых действий. Работа с детьми и молодежью стала лишь частью информационно-психологической обработки местных жителей.

На вооружение берутся известные российские практики и тезисы, впрочем, очень часто гиперболизируются и с добавлением местного колорита превращаются в таких себе информационных Франкенштейнов. Самый известный пример — детский журнал «Вежливые человечки», несколько номеров которого напечатали в «ЛНР» в 2016 году. По мнению издателей, он должен помочь «духовно-патриотическому воспитанию» и вырастить будущих «Мальчишей-Кибальчишей». Там есть все, что необходимо знать будущему сепаратисту: Фашистон, который напечатал зеленые фантики, Гнуланд, которая привезла зачарованное печенье в страну Шарвар и превратила всех на «разносеков», обстрелы семенами злого укропа невинной «Страны холмов», люди в тельняшках и «горках ». Ну и, конечно, в журнале есть хороший и мудрый папа, который учит приемам дзюдо и в котором очень легко узнать Владимира Путина.

Более свежий и интересный пример смогли недавно найти активисты Украинского киберальянса (УКА). Речь идет об образовательных программах, которые сейчас используются на оккупированных территориях. В частности, УКА предоставил план «урока гражданина» (классный час для пятых — седьмых классов), тема которого «Кто разжег войну на Украине» (здесь и далее дословный перевод с сохранением оригинального стиля). Целью такого занятия должно стать «формирование у детей убеждения, что русские, украинцы и белорусы — братские народы, они всегда жили, живут и дальше должны жить в мире, дружбе и согласии», повторяющий основные тезисы российской пропаганды. В то же время, как и на федеральных каналах РФ, школьникам «ДНР» должны доказать, что есть большая разница между украинцами и «бандеровцами», убедить, что украинский народ всегда был братским, и обратить их внимание на то, сколько всего положительного сделала Россия для Украины. К тому же, как негативный фактор, который нанес ущерб и бедствия, московские кураторы приводят национализм. Именно это явление по их мнению стало причиной раздора между народами, что привело к «распаду могущественной державы в мире». Именно через национализм (а не из-за вмешательства Москвы), по мнению кремлевских пропагандистов, начались конфликты в Нагорном Карабахе, Северной Осетии и беспорядок в Ферганской долине, а делается это все в интересах США и их союзников.

«Воюем сами с собой» — так учителя должны протолкнуть в молодые мозги тезис, который кремлевские СМИ подают как «на Украине продолжается гражданская война», в которой почему-то погибают жители самых отдаленных уголков России. Ну и, конечно, такая формулировка выводит за пределы конфликта любых представителей регулярных российских войск. При этом учителям рекомендуется повторять фразу «кто-то смог разжечь войну между украинцами и русскими», чтобы таким образом переложить ответственность с Кремля на коварных «бандеровцев», которых поддерживают США и ЕС.

Более того, именно якобы кураторы с Запада поддерживали и поощряли Украинское движение после распада СССР и стали режиссерами цветных революций. Образ Степана Андреевича до сих пор не дает покоя в Москве и Донецке, поэтому Бандеру и его последователей учитель должен обвинить в активном сотрудничестве с Гитлером, в «неслыханных зверствах», поджоге Хатыни и службе в немецкой полиции. Ученики же должны сделать вывод, что «бандеровцев» следует называть фашистами — известный в теории информационного противоборства метод «навешивания ярлыков», когда персону или явление называют словосочетанием, которое имеет резкую, обычно негативную эмоциональную окраску. Педагоги «ДНР» должны указать, что национализм начинался как гордость за свою нацию, однако постепенно исказился и получил радикальное содержание, например в Германии и Украине.

Интересно, что уроки должны быть достаточно современными в смысле подачи материала: помимо собственного выступления педагогов предлагается сопровождать лекции видеороликами, чтобы усилить психологическое воздействие. Так, сотрудничество «бандеровцев» с немецкой властью рекомендуется проиллюстрировать роликом Владимира Высоцкого «Солдаты группы« Центр ». А активную вербовочную работу украинских националистов может художественно показать придворный сумасшедший Феликс Ясневский. Для закрепления изученного материала подготовлен специальный ребус: со слов «русский», «белорус», «украинец» и «бандеровец» нужно вычеркнуть одно лишнее.

Неудивительно, что после таких занятий появляются совсем маленькие дети, которые не разбираются в сути вопроса, но слепо готовы убивать «укропов», как говорится в многочисленных видео на YouTube. Реальное участие детей в незаконных вооруженных группировках перестало быть какой-то экзотикой из африканских стран.

О таких несовершеннолетних говорилось еще в 2016-м в специальном отчете Государственного департамента США о ситуации с торговлей людьми в мире. Так, в документе было указано, что пророссийские боевики на Донбассе используют детей для службы в своих подразделениях, привлекают их как разведчиков или просто ставят «живым щитом». В Донецком военном лицее кадетов 14-16 лет готовят по программе, которая дает им возможность быть командиром общевойскового отделения.

Чрезмерная милитаризация и промывание мозгов начинаются и с более раннего возраста, достаточно вспомнить фото «парадов» в оккупированном Донецке по случаю 9 мая и «Дня республики», на которые приходят родители с детьми двух-трех лет, одетыми в военную форму. А сами «праздники» превращаются в безумную мешанину, в которой по одну сторону красные флаги и Ленин, по втоую — иконы с Николаем 2 (для большего символизма — на месте бывшего McDonald’s), а по-середине — дети в гимнастерках с портретами «дедывоевали», которые продаются в супермаркете за углом, и сепаратисты под триколорами всех типов. А молодежное крыло «Оплот Донбасса» поет песни о том, что «не знаю бати я иного, Захарченко у нас один». Это, наверное, чуть ли не самый большой контраст с украинскими праздниками: несмотря на войну, на улицах не найдешь детей в форме — только в вышиванках. И гимнов президенту или министрам не поют.

При всей сюрреалистичности, к этой информационно-психологической активности нельзя относиться пренебрежительно. Если не принимать контрмеры на всех уровнях, Украина рискует вскоре получить целое поколение чрезвычайно агрессивно настроенных людей. Это и сопротивление на фронте (в случае продолжения войны), и возможные диверсии на контролируемых Украиной территориях. Упадок оккупированного Донбасса и дальнейшая маргинализация его жителей могут только усугубить ситуацию. Сделать из них законопослушных украинцев в зрелом возрасте будет чрезвычайно сложной задачей. Одними журналами и песнями тогда не обойтись.

источник

Mission News Theme от Compete Themes.